Главная Пляжное чтиво Статьи

БМЛ

На крыше вооруженный спецназовец в маске через специальный бинокль с узконаправленным микрофоном наблюдает, что происходит на площадке с лимузином. Рядом с ним небольшая космическая антенна. Он в наушниках. Слышит все звуки. В бинокль видно и слышно как половой с ножом выскакивает из лимузина. Половой в задумчивости поднимает руку с ножом вверх. Застывает в такой позе.

Эту же картинку на мониторе ноутбука видит незнакомый мужчина в салоне Мерседеса. Лица мужчины не видно. Его рука с золотой печаткой на безымянном пальце тянется к столику, который стоит перед ним. Из шикарной коробки мужчина вытаскивает толстую сигару. Обкусывает кончик сигары специальным инструментом.

На мониторе картинка – половой разжимает ладонь, нож плавно скользит с руки вниз.

Нож втыкается в землю рядом с армейским ботинком полового. В этот момент спецназовцы начинают расстреливать машину на глазах у шокированной свадьбы. Невеста визжит.

Эту же картинку на мониторе ноутбука видит и слышит незнакомый мужчина в салоне Мерседеса.

Отдаленно слышится стрельба. Виталик озирается.

– Вставил флешку?

Голос Романа в трубке.

– Да!
– Что ты видишь?
– Какой-то видеофайл! Жму…

На мониторе открывается экран видеопроигрывателя. Том гонится за Джерри. Роман отвечает Виталику по мобильному.

– Это мультик!
– Какой еще мультик?
– Том и Джерри.

Внизу экрана появляются фигурки разноцветных звездочек, они вспыхивают, рассыпаются.

– Стоп! Я, кажется, понял! Это видео, в котором спрятан еще один файл. Этот фокус изобрел один очень талантливый мексиканский школьник.

– Так! Так!

– Два года назад его страничка исчезла из Фейсбука.

Один из гостей свадьбы рвется к лимузину, но половой, уронивший нож, выхватывает из-за пояса пистолет и стреляет гостю в ногу – тот как подкошенный падает на газон.

Роман лихорадочно ищет в папках компьютера нужную программу. Находит, включает ее. Появляется отдельное окно. Роман указывает путь обработки информации – съемный диск Кингстон, то есть, флешка. Жмет на старт. И все время говорит по телефону.

– Но я успел его программку скачать – она забавная. А совсем недавно я прочитал в одном блоге – мексиканец погиб.

Голос Романа в трубке Виталика.

– Причем, как-то странно – выпал с балкона 17-го этажа. Так… все! Пошло разделение видео на два файла. Вот этот файл. Похож на ключ. Жму. Не фига себе!

Расстрел лимузина продолжается еще 30 секунд и затем как по команде прекращается. Спецназовцы прыгают в свои девятки и уезжают. Половой остается. Достает гранату. Максим, невеста, оставшиеся гости свадьбы в ужасе разбегаются.

Голос Романа в трубке Виталика.

– Это ключ для входа в какой-то банк! Он сам проходит кордоны безопасности – клево! Да так быстро! Слушай, я понял почему именно флешка! Конечно, эти зашифрованные цифры и буквы можно было бы спокойно скинуть по инету. Ну, мало ли – спам пришел… Никто б ни о чем не догадался. Одна незадача – как быстро ввести вручную несколько тысяч знаков?

Роман восхищен.

– На такой бешеной скорости… не работает ни один хакер в мире!

На мониторе открывается счет в банке.

– Ого! Счет в банке «Сильвер» на Каймановых островах!

Голос Романа в трубке Виталика.

– Офигеть! Знаешь сколько на этом счету?!
– Сколько?
– Три миллиарда зеленых!

Мужчина в Мерседесе дает по рации команду.

– Второй! Дай картинку окрестностей.

Картинка на мониторе прыгает. На мониторе видны бегущие люди – дама с детской коляской, которая постоянно оглядывается, дед с двумя маленькими детьми, видны некоторые зеваки, которые наблюдают издалека.

Желтый ТТ на бешеной скорости влетает в узкий переулок, не справляется с поворотом, его несет на огромные пластмассовые мусорные баки.

Голос Романа в трубке Виталика.

– Счет веерный. Для перечисления требует пароль из семи слов. Можно ввести до 15 адресатов.
– Что значит веерный?
– Деньги уйдут на 15 разных счетов мгновенно. А придут в разное время суток, в разные дни, через разные страны и разные банки.
– Круто!
– Отследить откуда на самом деле пришли деньги практически нереально – этот счет автоматически самоликвидируется.
– Ну, блин, мы и вляпались!

Самый молодой слесарь с ужасом видит – как мусорные баки неумолимо летят на него. Прохожие шарахаются – машина врезается в баки, от удара они взлетают, мусор сыплется на ветровое стекло автомобиля.

Спецназовец крутит окуляры специального бинокля. В поле его зрения попадает Виталик, говорящий по мобильному телефону.

Мужчина в Мерседесе дает по рации команду.

– Стоп! Наведи крупнее! Отстрой звук!

По монитору пока еще не слышно, что говорит Виталик. Мужчина достает папку с фотографиями и начинает перебирать – на них изображены Иван Сергеевич и другие сотрудники гаражного комплекса. Взгляд мужчины падает на фото Виталика – на ней написано фломастером «Виталий Глушков, мастер 4-го блока».

В этот момент начинает все громче проявляться голос Виталика. Мужчина ставит уровень громкости ноутбука на максимум.

Изображение и голос Виталика на мониторе ноутбука.

– Вот это да! Вот это флешка!

Половой выдергивает чеку, целует гранату и спокойно кладет на водительское сиденье лимузина, затем быстро убегает. Секунда – и лимузин взлетает на воздух.

Виталик приседает от звука взрыва. Он смотрит на горящий лимузин. Приказным тоном в трубку говорит Роману.

– Быстро уходи! Встретимся…

На этой фразе раздается щелчок – к виску Виталика приставляется дуло пистолета с глушителем. Спецназовец в маске выхватывает у Виталика трубку мобильного телефона. Виталика держат на мушке еще два спецназовца в масках – у них в руках короткоствольные автоматы. Спецназовец говорит в трубку Виталикова телефона.

– Жизнь твоего друга в твоих руках! Передай то, что принадлежит нам, и мы его отпустим…

– Кто вы?

На этой фразе Роман слышит шорох за спиной. Оборачивается – в комнату решительным шагом входит Алечка, на ходу стреляет в Романа из пистолета с глушителем – в левое плечо близко к сердцу Роману втыкается небольшой дротик. Он тупо смотрит на этот дротик и закатывает глаза.

Сзади к Алечке подходят два вооруженных парня в черных костюмах – один из них с бородой, явно кавказец. Роман медленно оседает на пол, Алечка делает шаг и ловко выхватывает трубку из рук Романа. Говорит в нее по-арабски.

– Эй, ты, придурок!

Голос Алечки по-арабски в трубке Виталика в руках спецназовца.

– Скажи своему хозяину, что флешка у нас!

Спецназовец с удивлением отрывает трубку от уха и недоуменно смотрит на нее.

На мониторе видно как спецназовец недоуменно смотрит на трубку. Мужчина в Мерседесе подносит рацию ко рту.

– Что такое?

Спецназовец поправляет мини-наушник с проводком в правом ухе.

– Женщина говорит по-арабски…
– Дай звук!

Спецназовец прислоняет трубку мобильного телефона к микрофону, который торчит у него перед ртом.

Голос Алечки по-арабски в трубке Виталика в руках спецназовца.

– Я знаю – ты меня слышишь. Об условиях передачи флешки узнаешь от Аббаса.

Арабский голос Алечки с монитора на изображении спецназовца и Виталика под прицелом.

– Конец связи!

Мужчина в Мерседесе приходит в ярость.

– Вот тварь!

Мужчина гасит экран, на котором виден Виталик и спецназовцы. Включает специальную программу. Быстро набирает в ней номер телефона. Слышится гудок.

Виталик обращается к спецназовцу, который забрал его телефон.

– Отдай мобилу, сволочь!

Спецназовец вскидывает пистолет, целя Виталику в лоб. Виталик поднимает руки, резко выбрасывает обе ладони.

– Бэ-эм-эл, тварь!

Одной ладонью Виталик захватывает кисть спецназовца, другой меняет направление выстрела – пуля попадает в лоб одному из автоматчиков. Виталик выхватывает из рук спецназовца пистолет. Изворачивается и оказывается у спецназовца за спиной, хватает его сзади за шею.

– Прошу не путать с Бэ-эм-пэ!

Спецназовец пытается вырваться, хрипит. Виталик прикрывается им как живым щитом. Второй автоматчик открывает огонь, изрешечивая бронежилет своего товарища.

Виталик резко опускает руки и сдергивает с пояса противника две гранаты. За спиной мертвого спецназовца выдергивает чеку, засовывает гранату ему в карман, подпрыгивает и ногой бьет труп в спину – тот летит на автоматчика, сбивает его с ног и валится на него. Взрыв разносит обоих в клочья.

Мужчина в Мерседесе ставит курсор на значок «synthesizer distortion» – синтезатор искажений – жмет на него.

Аббас – полевой командир, араб по происхождению – веселиться, хлопая в такт лезгинке, которую отплясывают с кинжалами в зубах его бойцы на базе чеченских боевиков в горах. Звонит спутниковый телефон. Помощник несет Аббасу трубку.

Виталик хватает с земли свой мобильный, закатывается под днище своей машины и видит ботинки бегущего к нему еще одного спецназовца. Виталик стреляет несколько раз, попадая в ноги спецназовца. Тот падает на спину, широко расставив ноги, и стреляет из автомата в Виталика. Пули попадают в машину рядом с Виталиком. Виталик в ответ делает еще пять выстрелов – пули вонзаются спецназовцу в пах, затем в грудь.

Аббас, недовольный, берет трубку спутникового телефона. Машет танцующим – тишина! Барабанная дробь мгновенно смолкает, бойцы быстро уходят.

Аббас говорит по-арабски.

– Слушаю!

Искаженный синтезатором голос мужчины в трубке Аббаса. Говорит по-арабски.

– Это тот, кто присылает тебе деньги на байрам!

Виталик быстро ползет к мертвому спецназовцу, выдергивает из его рук автомат, снимает с его пояса один рожок, перезаряжает автомат. Еще пять рожков рассовывает себе по карманам. Вокруг Виталика кучно ложатся пули – со стороны детской площадки огонь ведут четыре спецназовца. Один из них достает гранатомет. Виталик видит это из укрытия.

На базе чеченских боевиков в горах продолжается телефонный разговор.

– А? Мистер Икс? Тот, кого не знает никто. Даже те, кто эти деньги дает. Ну-ну! Ты знаешь, я жутко обиделся, когда ты в прошлый раз фактически кинул меня и все переправил нашим братьям в Дагестан!

Мужчина в Мерседесе морщится как от зубной боли.

– Это решаю не я. Ты должен понимать – где греметь взрывам определяют они.

Спецназовец целиться из гранатомета в машину Виталика.

– Твою диви…!

Гранатометчик стреляет. Граната с дымным шлейфом попадает в машину Виталика. Автомобиль разносит в клочья. На Виталика падают какие-то обломки, камни, пыль.

Аббас почти кричит.

– Слушай! Мне насрать на них! Мы, а не они, подставляем здесь под пули свои лбы, мы, а не они – снаряжаем в смертники своих детей!

Мужчина в Мерседесе выдерживает длинную паузу.

– Ладно! Твои условия?

Виталик непрерывно стреляет в спецназовцев из короткоствольного автомата, вкруговую перекатываясь с боку на бок. Замертво падают два спецназовца. Первому пуля угождает в шею, второму – в грудь.

Аббас говорит, успокоившись.

– Мои люди на Востоке шепнули – планируется взять Кизляр. Деньги – на эту цель. Но я тоже хочу иметь куш. Перечислишь сто миллионов на мой счет в Цюрихе. В ответ я пошлю пять тысяч штыков в Дагестан. Почему бы не помочь нашим братьям по вере?…

Два оставшихся спецназовца поливают Виталика огнем. Виталик кидает гранату в металлический желоб, по которым дети обычно съезжают на попах вниз. Она, громыхая, подпрыгивая, катится вниз.

Один из спецназовцев видит, как к нему под нос по песку тихо прикатывается лимонка. У него расширяются зрачки. Взрыв разносит двух спецназовцев в клочья.

Виталик слышит визг тормозов, оборачивается – рядом с его ногами замирают колеса желтой ТТ. Виталик подскакивает.

Спецназовец на крыше через оптический прицел специального устройства видит Виталика и ТТ.

Виталик прыгает в машину, самый молодой слесарь жмет по газам.

Спецназовец стреляет из специального устройства с оптическим прицелом. В задний бампер набирающей скорость ТТ вонзается радиомаячок.

Аббас раскраснелся от непростого разговора.

– Если заказчик узнает, скажи им – ты сделал это под дулом пистолета. За меня не волнуйся – я эти деньги отработаю. Северный Кавказ еще вздрогнет при имени Аббас!

Незнакомец в салоне Мерседеса закуривает сигару.

– Не прокатит – они не поверят, что я это сделал под дулом пистолета.
Я ни с кем не выхожу на прямой контакт, никто никогда меня не видел.

Аббас почти взвизгивает от гнева.

– Слушай, Гюльчитай! Один раз тебе придется это сделать. Иначе не получишь флешку! Счет заблокируют и тебя выведут из игры…

За ТТ устремляются два мотоциклиста, стреляющих на ходу из автоматов. Пули попадают в заднее стекло. Виталик и самый молодой слесарь пригибаются.

К погоне присоединяются два черных джипа.

Виталик меняет на автомате рожок. Высовывается в окно и стреляет по преследователям. Пуля попадает в одного из мотоциклистов. Его выкидывает из седла. Мотоцикл падает на асфальт и по инерции летит еще метров десять, кувыркаясь.

Долгое молчание в трубке спутникового телефона. Напряжение, нервы на пределе. На яблоню садится и начинает громко каркать ворона. Аббас вздрагивает. Не целясь, стреляет в птицу из пистолета. От вороны летят перья, она падает вниз.

Искаженный синтезатором арабский голос мужчины в трубке Аббаса.

– Что это?
– Ворона!
– Видать, ты безрассудный воин… Аллах тебе судья! Кто передаст мне флешку?
– Зайна! Позвони, вот ее телефон…

Аббас поднимает к лицу открытый блокнотик.

Погоня продолжается. Виталик попадает во второго мотоциклиста – он кувырком вместе с мотоциклом улетает в кювет. Виталик быстро набирает на мобильном телефоне сообщение «Грачи прилетели 001», жмет на значок «рассыл». Снова стреляет.

Священник – лет 35 – со шрамом на щеке обходит с кадилом свою паству. К нему подбегает служка с мобильником в руке. Священник читает сообщение – «Грачи прилетели 001». Священник быстро уходит в подсобное помещение, снимает рясу.

Покупатель выбирает себе хомячка на птичьем рынке. Продавец – сослуживец Виталика, уже знакомый нам добродушный толстяк – слышит звук пришедшего сообщения. Читает на дисплее смартфона – «Грачи прилетели 001». Оборачивается, жестом приглашает девушку за своей спиной – подменить его. Быстро уходит, снимая торговый халат.

Священник со шрамом, но уже в свитере, открывает скрипучую металлическую дверь подвала, внутри горит свет – у стены, полностью завешенной оружием, колдует добродушный толстяк. Перед ним на верстаке множество боеприпасов. Здесь же стоит металлический дипломат с дисплеем.

Священник ухмыляется.

– Да! Видно, не зря я тогда в горах приныкал этот арсенальчик… Представляешь? Чтобы провезти трофейное оружие через всю Россию, мне хватило лишь полковой печати! А еще грязного, пробитого пулей бланка взвода разведки. Офонареть! А ты говоришь – на страже менты… Ага… хренты!

Добродушный толстячок пожимает плечами.

– Я чо – говорю?! Я ничего не говорю…
– Где он?

Толстяк показывает на дисплей металлического дипломата.

– Вот видишь – как быстро двигается эта точка…
– Угу…
– Мотыляет нашего Витюшу будь здоров. Наверное, кого-то очень сильно обидел, если так улепетывает…
– Ты же знаешь Виту! Слабо он никого не обижает…

***

Алечка сидит, поджав ноги в кресле, в задумчивости ест огромное яблоко. Бородатый кавказец с лоджии смотрит вниз в бинокль, наблюдает – кто входит и выходит из подъезда. Его товарищ на кухне кидает в три чашки пакетики чая, заливает их кипятком, рядом на столе лежит пистолет с глушителем.

Из-за дивана торчат ноги Романа. Он медленно открывает глаза, с опаской косит ими влево, вправо. Правая рука Романа тихо скользит к верхним пуговицам рубашки, расстегивает их – под рубашкой майка с карманом в области сердца. В кармане – аудиоплейер – в него вошло острие дротика. Воткнувшись в плейер, дротик намертво скрепил в этом месте ткань майки и ткань рубашки.

***

Виталик попадает в водителя одного из джипов. Машину резко уводит вправо, она сносит на своем пути столики летнего кафе – посетители с криками разбегаются – и врезается в стену здания.

ТТ вылетает на дорогу, ведущую на железнодорожный переезд. Загорается красный свет светофора, опускается шлагбаум и медленно начинают подниматься металлические пластины заграждений. Справа уже виден поезд, который издает протяжный гудок.

***

У Алечки звонит мобильный. Роман лихорадочно застегивает пуговицы, затем приводит руки в то же положение, что было раньше. Быстро закрывает глаза. Через мгновение мимо его головы проходит парень в начищенных до блеска черных лаковых туфлях, который несет чашки. Алечка подносит телефон к уху, показывая другой рукой куда поставить чай.

Алечка говорит по-арабски.

– Зайна у телефона!

Искаженный синтезатором голос мужчины из Мерседеса в трубке Алечки. Он тоже говорит по-арабски.

– Ты должна передать мне флешку…
– Я знаю – Аббас звонил.

Автоматчик из джипа дает очередь. Виталика отбрасывает внутрь машины. Из его плеча сочится кровь. Виталик зажимает пулевое отверстие рукой и корчится от боли.

Мужчина в Мерседесе вальяжно выпускает изо рта кольца дыма.

– У тебя каирский акцент… Кто ты?
– Я родилась в Египте – отец строил там электростанцию. Да! Выключи синтезатор! Мы сейчас запишем твой истинный голос.

Алечка втыкает в трубку своего мобильного проводок, конец бросает бородачу. Тот втыкает его в специальный диктофон.

– По нему мы определим твою личность. Если голос человека, который придет за флешкой, окажется другим, он будет убит на месте.

Мужчина в черном Мерседесе слышит голос Алечки, ставит курсор на синтезатор искажений и отключает его.

– А флешка будет уничтожена.

Алечка переходит на русский. Говорит с вызовом.

– Не нужно с нами играть!

Алечка жестом дает команду бородачу – включай! Бородач включает диктофон на запись.

Раздраженный голос мужчины по-русски без искажений в диктофоне бородача.

– Хорошо, Зайна, Зоя, Зина – как там тебя! Только не надо мне угрожать! Не тот статус!
– Мне плевать на твой статус! Если дернешься, снайпер снесет тебе башку!

ТТ сбивает шлагбаум, машину как на трамплине подкидывает на еще не до конца поднятых пластинах заграждения и Ауди перелетает на другой стороне полотна, летит в воздухе метров десять, с грохотом и искрами приземляется на все четыре колеса. Джип тормозит, его выносит на переезд – он оказывается зажатым между пластин заграждения.

Роман открывает глаза, он слышит все, о чем говорит Алечка. Она переходит на “вы”.

– Итак, о приятном… Завтра, в семь часов утра я жду вас в парке Макарёво в опутанной плющом беседке рядом… с трубачом – правда, пионерским…

Запомните – только вы и я. Центральный вход берут под контроль ваши люди, мои – два боковых входа. Граница, которую им нельзя пересекать – центральная прогулочная аллея.

Роман еще секунду слушает и закрывает глаза.

– Таким образом, беседка ровно посредине. Шансы равны. У вас и у меня будут ноутбуки. Вы введете пароль, перечислите деньги на счет, который вам укажу – я это отслежу в режиме онлайн. Как только деньги придут, на это нужно обычно 7-10 секунд – вы сможете спокойно уйти. Естественно, с флешкой.
– Заметано!

Алечка жмет кнопку отбоя. Бородач выключает диктофон и кивает на лежащего Романа.

– А с этим что? Он еще дышит…

Водитель с пистолетом и автоматчик выбегают из джипа, застрявшего на переезде, и стреляют в приближающийся локомотив. Стекла кабины машиниста разлетаются вдребезги. Машинист падает на пол и ползет в соседний отсек.

Алечка подходит к Роману, берет его за кисть, меряет пульс.

– Пульс учащенный. Так и должно быть. Через полчаса яд сработает. Самое интересное – никаких следов! Обширный инфаркт миокарда. Увы, увы, какая же слабая нынче пошла молодежь…

Алечка обращается ко второму вооруженному парню – тоже с кавказскими чертами лица.

– Рамзан! Ты купил, что я просила?
– Конечно!
– Вперед!

Рамзан вытаскивает из полиэтиленового пакета игру дартс. Дрелью сверлит в стене дырку, забивает в нее дюпель, вкручивает шуруп, вешает на него мишень, втыкает в нее несколько дротиков – точно таких же, какой торчит в груди Романа. За этими действиями наблюдает Алечка.

– Ну и все! Игрались ребятки и доигрались – случайно в дружка попали! И позорно бежали… Нехорошо! Нехорошие мальчики…

Дурашливое выражение на лице Алечки исчезает. Алечка делается серьезной. Подбрасывает на ладони флешку.

– Быстро уходим!

Роман слышит как затихают шаги, хлопает входная дверь. Он медленно открывает глаза. Быстро подскакивает. Вырывает из груди дротик. Достает аудиоплейр с дыркой посередине. Тупо смотрит на него. Затем начинает лихорадочно шарить по ящикам тумбочки, переворачивая все верх дном.

Кабину локомотива решетят пули. Машинист через люк выбирается наверх, ложится животом на крышу. Водитель джипа и автоматчик поливают огнем кабину машиниста. Из-за головы автоматчика видно как над первым вагоном надвигающегося поезда кто-то резко взмахивает рукой. Как в легком рапиде увеличивается летящий в голову автоматчика предмет – это огромный гаечный ключ. Он с характерным звуком – хрясь! – попадает автоматчику в лоб. В этот момент поезд врезается в джип и разносит его в хлам.

Роман находит старый мобильный телефон, жмет на кнопку – на дисплее появляется надпись «аккумулятор разряжен». Роман достает из этого же ящика зарядку, дрожащими руками пытается воткнуть штепсель в розетку – никак не может попасть.

– Блин! Блин! Блин!

Наконец Роману удается воткнуть зарядку в розетку. Входной разъем подключает к трубке. Хлопает входная дверь. Роман прыгает за диван, хватает дротик, зажимает его между пальцев, кладет руку с зажатым между пальцев дротиком на то место груди, где этот дротик когда-то торчал. Закрывает глаза. Слышит шаги. Рядом с головой Романа появляются чьи-то ботинки.

– Ты чего тут разлегся?

Роман раскрывает глаза. Видит склонившиеся к нему недоуменные лица Семена и Ивана. Роман как ужаленный подскакивает. Молча выхватывает у Семена из нагрудного кармана мобильник.

– Быстро уходим!

У Семена на лице недоумение.

– Куда уходим?

Иван ему вторит.

– Ты не пьяный, Ромик, случайно?

Иван пытается шутливо дотронуться до щеки Романа. Роман левой рукой хватает Ивана за кисть и коротким отрывистым ударом бьет кулаком правой руки в лицо. Иван зажимает руками окровавленный нос.

– Ты сдурел! За что?
– Живой? Живой! А Виталик вполне возможно – нет… Тут только что были чеченские террористы!

Роман хватает с дивана рюкзачок и кидает в грудь Семену. Тот ловит.

– Сваливаем!

ТТ быстро мчится по лесной дороге. Самый молодой слесарь оборачивается. Видит – Виталик сидит на заднем сиденьи без сознания, голова откинута назад, болтается. Из плеча сочится кровь.

Роман, Семен, Иван с напряженными лицами быстро идут по улице. Роман держит у уха трубку мобильного телефона, которую выхватил из кармана Семена. Слышны гудки вызова. Роман лихорадочно повторяет.

– Вита! Вита! Вита! Ответь! Ну, ответь… пожалуйста!

Самый молодой слесарь выезжает из леса, он мчится по городской улице, обгоняя впереди идущие машины. Виталик по-прежнему без сознания на заднем сиденьи. Рядом валяется его мобильный телефон – он пробит пулей.

Роман лихорадочно повторяет.

– Вита! Вита! Вита!

***

Виталика без сознания, с перебинтованным плечом, быстро катят на каталке по коридору две медсестры. Одна из них поддерживает капельницу. Рядом идет хирург, который снимает колпак с потного лица. К нему подбегает самый молодой слесарь. Доктор останавливается, Виталика увозят в палату.

– Ну как?
– Пуля прошла навылет, он потерял много крови. Утром приедет полиция – так полагается. Очнется, будут допрашивать.
– Понятно…
– Вы бы шли домой, молодой человек!
– Нет, нет! Я тут подожду!

Доктор пожимает плечами. Уходит. Самый молодой слесарь присаживается на стул.

Сестра настраивает шприц. Виталик подсоединен к аппарату – на мониторе видны сигналы пульса.

У самого молодого слесаря слипаются глаза. Он сопротивляется, но вскоре засыпает на стуле прямо в коридоре.

Сестра продолжает настраивать шприц. Подходит к тумбочке, чтобы взять капсулу с раствором. И не замечает, что ногой цепляет провод – сигнал пульса на аппарате пропадает. Вместо характерных скачков – ровная кривая. Сестра этого не видит, делает Виталику укол в руку и уходит.

Самый молодой слесарь слегка похрапывает. Напротив открывается дверь ординаторской и оттуда выходит, вытирая губы салфеткой, медбрат с раскрасневшимся лицом. Он оборачивается и заплетающимся языком спрашивает кого-то в комнате.

– Так в какой палате жмурик ты говоришь?

Два медбрата режутся в карты, рядом закуска, одна пустая и вторая наполовину выпитая бутылки водки. Один из медбратьев отвечает коллеге, стоящему в дверях. И тоже заплетающимся языком.

– Ты глухой? Повторяю – звонила Петровна! Сказала – у них жмурик. Пятнадцатая, а может, шестнадцатая – я не помню. Сам посмотри!

Медбрат в дверях устало машет рукой, закрывает дверь ординаторской и уходит. Проходя мимо самого молодого слесаря, громко икает. Слесарь вздрагивает, приоткрывает один глаз и снова проваливается в сон. Медбрат плетется по коридору дальше. Заглядывает в одну палату. Идет дальше. Заглядывает в другую – ему бросается в глаза изображение ровной кривой на мониторе. Он заходит в палату.

На площадке у больницы темно. В вечернем сумраке виднеется желтая ТТ. К ней подходят трое парней в черных ветровках. У одного в руке прибор – на дисплее светится карта, в середине которой пульсирует красная точка. Второй включает фонарик и направляет его на задний бампер ТТ, луч выхватывает из темноты радиомаячок. Один из парней выдергивает маячок и кладет себе в карман.

– Сволочь! Лично глотку ему перережу – столько наших положил!

Трое быстро поднимаются по лестнице к парадному подъезду больницы. На ходу переодеваются в белые халаты. На грудь цепляют бейджики с фото, именем и должностью.

Трое уверенно проходят мимо сонного охранника к лифтам. Едут в лифте, достают пистолеты с глушителями, перезаряжают, прячут оружие под халаты, дверь лифта открывается, на стене перед лифтом надпись «Хирургическое отделение».

Трое выходят. Перед лифтом стоят уже знакомые нам сослуживцы Виталика – добродушный толстячок и священник – оба в белых халатах. Они ждут, когда выйдут те, кто приехал в лифте. Трое выходят, сослуживцы Виталика заходят в лифт и уезжают.

Самый молодой слесарь наклоняется, чуть не падает со стула вбок, но удерживается и снова принимает прежнее положение. Так и не разомкнув глаз. Мимо проходят трое в белых халатах.

***

По каменистой пустыне ветер несет колючку. Виталик в окопе, в форме бойца звездных войн, вокруг явно не земной пейзаж, не земные краски. Над Виталиком в небе барражируют фантастические боевые космические корабли. По окопу быстро мчится металлический паук, который сообщает Виталику металлизированным голосом последние разведданные.

– Час Икс настал. Они будут здесь через минуту!

Нарастает страшный гул, паук приседает от страха и быстро убегает. Виталик припадает к перископу. Видит горы и что-то серое, которое пыльным облаком растет в размерах. Гул становится невыносимым. Виталик затыкает уши.

Виталик разжимает уши и бросается к брустверу – видит, что к нему направляется целая армия монстров. Это двуногие твари с саблеобразными зубами. Они огромны, прыгают, рычат, дико воют – крошат танки, хватают лапищами атакующие их звездолеты землян и разбивают о скалистую поверхность планеты. К Виталику приближается один из детенышей монстров – он примерно как слон.

Виталик кидает к его ногам гранату. Монстрик наивно переводит взгляд то на грену, то на Виталика, то на грену, то на Виталика. Потом берет гранату лапой, поднимает к морде, рассматривает ее. Из грены с хлопком выскакивает красивый цветок. Детеныш монстра нюхает его, морщится от отвращения – ему запах не нравится – он выбрасывает змееподобный язык, хватает им цветок и забрасывает в рот, прожевывает и выплевывает в Виталика.

Лицо Виталика покрывается желтой тягучей слюной монстра и остатками цветка. Детеныш монстра быстро убегает. Виталик с брезгливостью стирает с себя желтую слюну. Высовывается из окопа. Видит – на него мчится огромный взрослый монстр, круша все на своем пути.

Виталик бежит к крупнокалиберному станковому пулемету, хватается за две его ручки – начинает стрелять в монстра. Пулемет трясет от выстрелов, Виталика – тоже. Но почему-то вместо выстрелов слышатся слабые звуки пук-пук-пук, вместо пуль в сторону монстра из дула пулемета медленно вылетают огромные парашютики одуванчиков. Монстр останавливается, увидев их. Он правой лапой вылавливает в воздухе эти парашютики и складывает в левую. Получается как букет. У монстра явно хорошее настроение. Виталик продолжает палить по нему. Его трясет от стрельбы.

В полумраке больничного морга трясущееся бледное лицо Виталика на фоне стола для препарирования трупов. Виталик голышом лежит на этом столе, рядом три стола еще с трупами. Его всего трясет, он держит руки перед собой ровно так, как будто стреляет, держась за ручки огромного станкового пулемета. На самом деле понятно – в морге жутко холодно.

Виталик как зомби с закрытыми глазами и с прежним положением рук, трясясь, встает со стола и медленно, роботизированным шагом уходит в темноту.

За столом сидит дородная дежурная медсестра больничного морга с огромной грудью. Она говорит по телефону, томно закатывая глаза.

– О! Как приятно слышать такие слова! Дима, ты сегодня в ударе! Да! Да! Я чувствую твою руку у себя на груди!

Медсестра томно вздыхает и запускает свою руку в лифчик. Виталик медленно приближается к медсестре, фигура которой виднеется впереди в полоске света. Он так же трясется, держа руки перед собой. Медсестра встает с табурета, становится на него коленями и продолжает вести томный разговор.

– О-о! А-а! Какой ты ласковый! Ты готов уже войти в меня… У-у-у…

Медсестра прогибается в спине. Виталик продолжает приближаться к медсестре. Если бы он в этот момент открыл глаза, то увидел бы – как призывно медсестра дразнит его своим огромным задом.

– А-а! О-о! И вот… ты… заходишь… сзади…

Виталик все стреляет. Монстр уже не ловит парашютики – они летят мимо. Он подносит собранный букет парашютиков ближе к лицу и рассматривает его. Вдруг – вжик! – букет исчезает в кулаке монстра. Монстр удивленно разжимает кулак – парашютики наполовину впились в ладонь. Затем резко и хаотично начинают входить в ладонь монстра. И под кожей двигаться, бугорками направляясь по телу.

Медсестра говорит по телефону, томно закатив глаза. За спиной почти вплотную к ней подходит с закрытыми глазами Виталик, вытянув вперед руки и трясясь.

– Да… Да…

Виталик смыкает руки на бедрах медсестры, крепко их сжимает. Его мгновенно перестает трясти.

– Ой!…

Монстр рычит и воет от боли – громоподобно. Его начинает раздувать – парашютики двигаются уже внутри всего тела монстра. Его колбасит.

Глаза Виталика резко открываются. Рык, крики, вой монстра продолжаются еще миг и трансформируются в истошный бабий крик.

– А-а-а-а-а-а-а-а-а—а-а-а!…

Рука медсестры тянется к лампе «летучая мышь», которая стоит на столе. Но Виталик крепко держит медсестру за бедра. Наконец медсестра последним усилием дотягивается до лампы, хватает ее за ручку, разворачивается и – трах! – бьет ею Виталика по голове.

От удара Виталик заваливается за стол из нержавейки. Толстушку трясет от страха – как будто она увидела приведение. За спиной у нее появляются трое. Псык, псык! Толстушку прошивают пули, она охает и оседает на пол. Все трое стреляют в то место, куда завалился Виталик. Слышно как пули чиркают о металл. Стрельба разом затихает, все трое вставляют в пистолеты новые обоймы.

В этот момент сзади троих слышится жужжание электромоторчика. Трое оборачиваются на звук. Из-под столов, вращаясь, вылетает большая крыса, усаженная в миниатюрную инвалидную коляску. Она крепко привязана к спинке кресла ремнями. Коляска останавливает вращение.

Тот, кто взял маячок выдыхает с удивлением.

– Что это?

Подлокотники инвалидного кресла, выполненные в виде двух коротких стволов, мгновенно поднимаются – один ствол стреляет – слышится хлопок как у пистолета с глушителем. Пуля попадает в лоб одному из парней. Крыса мгновенно разворачивается в сторону второго – еще один хлопок, и еще одно попадание – в горло. Парень хватается за горло, кровь хлещет через пальцы, он хрипит.

Третий стреляет в крысу, но промахивается. Кресло начинает бешено вращаться и юзом уходит под столы. Парень рвется в ту же сторону, но откуда-то из темноты ему подставляют подножку и он влетает головой в стену. Отлетает и пытается встать. К нему подходит священник, вооруженный до зубов, вздергивает его, ставит на ноги, переворачивая к себе спиной, делает захват шеи. Парень хрипит.

– Господи, прости меня грешного! Но этот… явно… нехороший человек…

Священник делает резкое движение и ломает парню шею. Мертвый парень с глухим звуком падает на пол. В помещение входит вооруженный до зубов добродушный толстячок. Он прикуривает сигару. Перед правым глазом – миниатюрный мониторчик, в руках – пульт управления радиомоделями.

Раздается грохот упавшего на бетон пустого металлического ведра. Священник и толстячок выхватывают пистолеты и наставляют в темный угол, откуда слышится грохот. Из темноты медленно выбредает осунувшийся, мертвенно-бледный Виталик. Он закрывает причинное место ветошью.

– Вы бы еще позже пришли! Водка есть?

Толстячок протягивает Виталику металлическую фляжку.

– Коньяк!

Виталик, недовольный, выдергивает из рук толстячка фляжку, быстро откручивает крышку и пьет большими глотками, запрокинув голову. Выпив все до конца, вытирает губы и шумно выдыхает воздух.

– Хух!

Виталик обращается к священнику.

– Гриша, ты мой бывший командир. Но хоть раз я могу тобою покомандовать? А? Если не трудно – посмотри там ящички, в них хранят одежду мертвецов…

Виталик берет со стола журнал регистрации. Листает и смотрит. Находит свою фамилию.

– Номер 17.

Священник скрывается в темноту, гремит ящичком, приносит одежду Виталия – джинсы и рубашку с кровавым пулевым отверстием на левом плече. Сверху лежит пробитая пулей трубка мобильного. Виталик хватает трубку, вытаскивает симку – она не повреждена.

– Кто даст мне трубку?

Священник вынимает симку из своего телефона и протягивает трубку Виталику. Тот быстро ставит свою симку, включает. Просит толстячка.

– Вася, пошарь там еще в ящичках – найди мне рубашку по размеру…

Толстячок уходит. Виталик набирает номер и прикладывает трубку к уху.

В полумраке в кресле дремлет Роман, запрокинув голову. Он подскакивает и хватает со стола звонящий телефон.

– Это Вита!

Роман начинает притопывать одной ногой, на глазах слезы, в голосе рыдающие нотки.

– Твою мать! Твою мать! Твою мать!
– Ладно! Ладно! Ладно! Успокойся ты, наконец! Все нормально!

Виталик улыбается.

– Лучше скажи как вы там – ушли с квартиры?

Добродушный толстячок бросает на стол рубашку. Кормит крекером Машку – крыса по-прежнему сидит в инвалидном кресле. Священник закуривает. Роман стоит с телефоном в руке. Что говорит ему Роман – не слышно. У Виталика резко меняется выражение на лице – он мрачнеет.

– Да?! Аля?..

Виталик слушает, кивает. Трет лоб, как будто у него заболела голова.

– Где? Макарёво? Ага, ага, понятно!

Виталик слушает, что ему говорит по телефону Роман. Кивает.

– Ладно, ладно – сидите там же, в гостинице! Без меня никуда не высовываться… Ты понял? Вот и хорошо! Все! Все! Конец связи! Пока…

Виталик жмет кнопку отбоя. Молчит. Хмурится. Добродушный толстячок пускает кольца дыма – он продолжает курить сигару. Воцаряется тягостная тишина. Ее нарушает Виталик. Он тяжело вздыхает. Говорит чуть хрипловатым голосом.

– Спасибо, парни, что спасли мою задницу. Честно! Тут бы мне точно – крышка! Но дальше – я сам. Дело… слишком… личное…

Толстячок пускает еще одно кольцо дыма. Молчит. Священник пожимает плечами.

– Как знаешь, Вита! Если что – телеграфируй… Арсенал знаешь где…

Срабатывает рация у одного из убитых парней. Голос в рации мужчины из Мерседеса.

– Третий – третий, почему молчим?

Виталик быстро подходит к трупу парня и выхватывает рацию из нагрудного кармана. Шарит по карманам куртки и находит водительское удостоверение на имя «Федора Милюкова».

– В чем дело?!

Виталик смотрит на водительское удостоверение и подносит рацию ко рту. Жмет на кнопку.

– Федя не может! И его дружок тоже…

Виталик отпускает кнопку. Смотрит на рацию. Пауза.

– Господин… Глушков?

Хорошо освещенный фонарями двор загородного дома. Мужчина из Мерседеса идет к дереву.

– Вы знаете, я искренне вами восхищен. Еще бы!

Мужчина прикалывает фотографию Виталика, перечеркнутую крест накрест жирным красным фломастером, к дереву.

– Знаменитая разведрота 2417, пять лет службы по контракту, Босния, Афганистан, Чечня, Дагестан, на счету 47 боевых операций.

Мужчина из Мерседеса ниже фотки, перечеркнутой фломастером, прикалывает ксерокопию боевой характеристики на Виталика с его фото в десантной форме.

– Лично уничтожил 65 боевиков, в том числе 17 наемников, взял в плен двух полевых командиров, три боевых награды.

Виталик склоняется над рацией, лица его не видно, только спина и затылок.

Голос мужчины из Мерседеса в рации.

– Представлен к Герою России, но не получил… Интересно – почему?

Мужчина продолжает говорить по рации, идет обратно от дерева. Останавливается, разворачивается.

– Ах, вот… Какая незадача…

В правой руке мужчины из Мерседеса нож.

– В пьяном состоянии избил офицера штаба…

На этой фразе мужчина мечет нож в дерево. Тчик! Острие ножа попадает точно в центр креста, перечеркнувшего фото Виталика.

Виталик ладонью смахивает пот с лица. Голос мужчины в Мерседесе становится угрожающим.

– Но со мной тебе лучше не тягаться…

Лицо мужчины из лживо-приветливого превращается в серьезное.

– Что скажешь?
– Бэ-эм-эл, тварь!

Мужчина кидает рацию на землю и давит ее ногой.

Виталик слышит хруст, рация умолкает. Он встает, бросает рацию на живот мертвого парня.

Мужчина из Мерседеса жестом подзывает к себе двух парней с короткоствольными автоматами. Подает одному из них три фотки – Романа, Семена и Ивана. Парни рассматривают их.

Достаньте мне их хоть из-под земли!

Виталик собирается уходить. Толстячок жестом останавливает его. Подает прибор с виду напоминающий коммуникатор.

– Возьми! Моя последняя разработка. Как только в радиусе ста метров появляется гранатомет, эта хрень начинает громко верещать. На дисплее появляется стрелочка, указывающее, где именно находится эта самая «Муха», «Стрела», «Стингер» – неважно что. Си-4 и другой пластик, увы, он пока не распознает. Но реагирует на таймер обратного отсчета. Если за 15 секунд отбежать не успел – я не виноват…

Виталик молча кивает – спасибо. Берет прибор и уходит. Толстячок поворачивается к священнику и показывает жест – ну, что пошли тоже? Сослуживцы Виталика быстро собираются и тоже уходят.

Об авторе

Евгений Глуховцев

Добавить комментарий

Нажмите здесь, чтобы оставить комментарий

Канал НетЗим на YouTube

Наш Инстаграм